Для чего медведей хотят убивать спящими в берлогах? И зачем это чиновникам?

Закон о зимнее охоте на медведей, о совершенно бессмысленных расстрелах хозяина Русской Тайги, был опубликован на сайте Федерального портала проектов нормативных правовых актов.

Мы провели масштабную общественную работу, чтобы недопустить снижения охранного статуса медведей в России. Мы, общество, против убийства спящих беззащитных животных.

Проект О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 24 июля 2020 г. № 477.

Разработчик: Минприроды России. ID проекта: 147934.

У законопроекта, как и в социальных сетях, есть лайки и дизлайки. Это публичная ПОКАЗАТЕЛЬНАЯ оценка поддержки или не поддержки общества! Жителей нашей страны. А любой закон должен приниматься только в интересах общества.

7 июня 2024 года, в день окончания «общественных обсуждений» законопроекта, мы видим статситику (время 15:30) — 4 лайка и 6509 дизлайков.

Вот реальная оценка такого рода проектов законов: на одного поддерживающего такого рода изменения в законодательстве приходится примерно 1600 противников таких, на мой личный взгляд, откровенно «живодёрских» законопроектов!

Спасибо всем, кто нашёл время и смелость высказать своё мнение!

НО…

…такого рода законы продвигаются…

…такого рода законы стабильно даже принимаются, не смотря на сопротивление всего общества!

Как такое возможно?!

Почему полторы тысячи противников такого рода «развлечений» с жесточайшими формами убийства животных не могут остановить одного любителя таких убийств?!

И, да: а для чего убивать медведей именно в берлогах зимой?

Тут мне даже вполне логичное предположение пришло в письме от детей. Молодые люди предполагают, что охотники просто настолько трусливы и так боятся медведей, что даже с огнестрельным оружием «отваживаются» на убийство только пока медведи спят и беспомощны. Так ли это? Или у усиленного «продавливания» законного статуса убийства спящих и беспомощных зверей есть какие-то другие причины?

На все вопросы можно ответить одним словом: деньги.

И без того мерзкое само по себе убийство живого существа ради жестокого «развлечения» делается на порядок более мерзким и отвратительным делом  – когда это убийство существа спящего и заведомо беспомощного.

Но ещё в тысячи раз более омерзительным это действие делает то, что осуществляется оно по предварительному сговору группой лиц ради наживы, ради денег, ради личного обогащения на крови беспомощных жертв.

Да, да! Я не зря почти дословно цитирую формулировку из уголовного законодательства: «по предварительному сговору группой лиц ради наживы»! На мой взгляд, такого рода действия давно уже преступны по своей сути не смотря на то, что законны по существующему законодательству. И вместо того, чтобы приводить законы в соответствие с уже существующими моральными нормами в изменившемся и ставшем более гуманным обществе, нам с вами предлагают возврат в кровавую архаику кровавых «княжеских забав».

На самом деле это не «где-то там и нас не касается». Наше общество – тоже единый организм.

«Охота на берлоге» — это там же, в кровавом и далеко не человеколюбивом средневековье, где и «порка смердов на конюшне» или «продажа холопов». Нам с вами обществу, как, это всё вместе «возрождать» в качестве «великих традиций предков»?!

На самом деле мир кардинально изменился. Это понимают все. Нет таких людей, кто бы этого не понимал! Убийство уже морально неприемлемо, точно так же как и рабство. Но буквально один человек «перевешивает» несколько тысяч человек всего лишь по единственной простой причине – у него денег в тысячи раз больше, чем у этих людей. Он «может себе позволить». Он отстаивает своё кровавое «право на убийство» беспомощного живого существа. Сейчас это стало «статусным убийством». Это дорого. Организация таких статусные убийств – это большие деньги. Крупные бизнес-структуры, которые могут, в том числе, даже «продавливать» нужное им законодательство в органах государственной власти целых стран.

У нас в стране появились такие бизнес-структуры, которые являются частью международных, по сути своей, корпораций, специализирующихся на убийствах животных. Я говорю о так называемой «трофейной охоте». По пути стран, культивирующих трофейную охоту и зарабатывающих на ней деньги, идут и у нас. Пытаются создать моду на трофейную охоту внутри страны, а так же привлечь иностранных «туристов-трофейщиков». Всё это на самом высочайшем уровне, с привлечением ресурсов и возможностей государства.

Обращаю внимание: допустим, в Советском Союзе никакой «трофейной охоты» не было! Это именно чисто рекламная разработка, отработанная международными корпорациями. Создание эксклюзивного рынка для богачей. Через рекламу, через навязывание соответствующего образа «богатого белого охотника, который может себе позволить».

… «может себе позволить» убивать львов в Африке, например.

И так был создан образ «экзотической трофейной охоты в Африке» в духе такого «белого сахиба» или киношного Индианы Джонса. Типа- «знаменитая африканская пятёрка»: лев, слон, носорог, леопард и буйвол.

А сейчас по тем же рекламным лекалам пытаются создать и внедрить в сознание богачей «трофейную русскую семёрку»: медведь, лось, волк, рысь, марал, косуля и глухарь. Это не единственная такая систематика в рекламных целях, но наиболее известная. Такой список жертв – «трофеев», типа «обязательный для крутого охотника».

И на первое место в данном (а так же и в других подобных) «трофейных списках» обязательных жертв ставится медведь. Да, он самый красивый и эффектный трофей – только и всего! Мерзко, на мой взгляд, но предельно просто – «классическая русская охота на берлоге» — просто удобный образ для рекламы.

Смерть живого существа в данном случае – товар.

Просто «рынок колониальных товаров». Искусственно создаваемый рынок, что важно. Наша страна втягивается в этот рынок даже позже других. По вполне объективным причинам: животные в той же Африке или Европе уже во многом уничтожены. А местные власти взяли последних из них под охрану. Вот возникший повышенный спрос и стараются удовлетворить. За счёт нашей страны.

И вот сейчас мы видим, как чиновники в интересах шкурного обогащения, пытаются легализовать убийство спящих медведей в берлогах. На наши запросы о недопустимости снижения охранного статуса Русского медведя — нам буквально пишут откровенное вранье.

Я хочу привести два основных тезиса, которые мы получаем в виде чиновничьих отписок:

1. Убивать медвежат запрещено.

Как 5 миллионов охотников собираются идентифицировать есть ли медвежата в берлогах? Перед тем как они бросят горящий факел в берлогу или будут туда тыкать длинной палкой. Расстрел производится сразу как медведь выбегает наружу! И только потом узнают есть ли дети, были ли они.

А также в стране легально разрешено убивать медвежат от года. То есть годовалых! Они по закону считаются «медведем». При том, что самостоятельную жизнь начинают медвежата в 3 года, а растут до 10-11 лет. «На глазок» охотники смотрят «ааа вот этому точно годик есть» и пулю в лоб.

2. Запрещено убивать животных находящихся в бедственном положении. Причем это касается всех животных (кроме волков, они просто враги навсегда и убивать сразу как увидите).

Беременная медведица в берлоге в бедственном положении? Как 5 миллионов охотников выяснят, что она беременная среди зимы, когда она будет выбегать из берлоги перед расстрелом? Они тут же остановятся, скажут «извините милая, что тыкали вам факелом в глаз и жгли шкуру. Мы пошли домой», так получается?

Сеголетки (медвежата младше года), которые остались без мамы в берлоге. Новорожденные. В окровавленном снегу. Они будут УМИРАТЬ без мамы от голода и холода.

Это БЕДСТВЕННОЕ положение? Или еще нет? Так вот в этом положении 5 миллионов охотников будут оставлять сеголеток.

Если охотники заберут медвежат на охотбазы для дальнейшей притравки собак, это бедственное положение или еще нет?

Если они «из жалости» расстреляют сеголеток и бросят маленькие тела в снегу, никому об этом не сказав, это не убийство находящегося в бедственном положении?

Это все, чем оправдывают себя сейчас чиновники пишущие вам отписки на запрос о недопустимости убийства спящих медведей.

Тысячи людей прямо сейчас пытаются остановить влиятельное меньшинство, которое используя свое положение во власти и огромные деньги, пытается легализовать расстрел спящих медведей в берлогах.

И делается это исключительно в личных шкурных интересах, ради очередного обогащения.

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТЫ

Без вашей поддержки защищать природу практически невозможно. Вся деятельность ведется собственными силами! Мы должны оставаться независимыми от власти и бизнеса.
 
Встаньте рядом! Поддержите борьбу за дикую природу донатом.

ХОЧУ ПОДДЕРЖАТЬ!

ПЛАТФОРМА «ЭКОСЕВЕРО»

Мы запустили большой проект в защиту дикой природы. Регистрируйте личный кабинет, подписывайте петиции, создавайте общественные инициативы и помогайте нам менять мир к лучшему.

ХОЧУ ИЗУЧИТЬ! 

Павел Пашков

Поддержите нашу работу подпиской на Boosty и станьте частью закрытого круга соратников. Узнайте подробнее здесь…