Казнь северных оленей в Норвегии за пересечение границы

Про некоторые новости, честное слово, не знаешь, как рассказывать!

Просто не понятно, что в головах у людей происходит, если они делают такое! Реально, просто превращают мир вокруг себя в филиал дурдома!

Вот такое событие, превращающее международное сотрудничество в области охраны природы в театр абсурда произошло недавно.

Норвежское Агентство сельского хозяйства (аналог нашего Министерства) заявило, что из 42 северных оленей, которые зашли на территорию России в этом году, 40 уже возвращены в Норвегию. А ещё два оленя будут вскоре тоже возвращены.

По словам Магнара Эвертсена, представителя Агентства, возвращенных животных забили из-за опасений, что они снова могут вернуться в Россию. Норвежское управление по безопасности пищевых продуктов так же может потребовать и уничтожения туш по соображениям безопасности. 

Норвежцы строят на границе с Россией забор, чтобы не допустить миграцию оленей и других диких животных

И это не шутка, всё полностью серьёзно! Это заявление официального правительственного органа Норвегии! 

Северных оленей-«перебежчиков» просто казнили… 

Убивают оленей, которые паслись на территории России, чтобы не платить компенсации за причиненный ими (северными оленями) ущерб природе. 

Новость о казни северных оленей в Норвегии появилась 25-го августа. 

Сама же история с компенсацией за действия северных оленей началась на месяц раньше. 

3-го августа в прессе появилась информация о том, что мурманский заповедник потребовал от Норвегии более 420 миллионов рублей за ущерб, якобы причиненный норвежскими оленями, которые паслись в России

Мурманский заповедник «Пасвик» подал иск с требованием взыскать у Норвегии 47 миллионов крон. На тот момент это было более 424 миллионов рублей. Компенсацию требуют за то, что 40 норвежских оленей два месяца паслись на российской части территории заповедника. 

По словам директора заповедника Натальи Поликарповой, животных увидели на фотоловушках в декабре 2022 года. А спустя два месяца оленей отловили и передали обратно в Норвегию. Норвежская же пресса утверждает, что часть животных находилась в России аж с 2019-го года. Но из-за «пандемии и геополитических обстоятельств» обнаружены и возвращены они были только недавно.

Наталья Поликарпова говорит от лица российской стороны, что для площади заповедника в 14,7 тысячь гектаров 40 оленей — это очень и очень много. 

Так же российская администрация заповедника отмечает, что при подсчете ущерба учитывался опыт компенсации по методикам, которые применяются между Норвегией и Финляндией. Поэтому сумму никак нельзя считать завышенной. 

Вот что директор заповедника заявила дословно:

«Происходит выедание напочвенного растительного покрова в виде лишайников и кустарничков, а также вытаптывание копытами, что приводит к деградации растительного покрова в заповеднике. Это в дальнейшем влияет на повышении эрозии почв. То есть мы теряем компонент экосистемы, восстановление которого потребует годы. И мы даже не применяли краснокнижный коэффициент; если его применим, это еще умножаем на пять».

То есть реальная сумма компенсации, по мнению российской администрации заповедника, должна бы была быть намного больше.

Наталья Поликарпова особенно подчеркивает, что олени, которые пришли в заповедник, по сути, домашние. 

Оленей пасет коренной народ саами в центральной и Арктической Норвегии. Этот народ традиционно жил в Лапландии, которая простирается от северных районов Норвегии через Швецию и Финляндию до России. В Арктическом регионе большинство саамов живёт на норвежской стороне границы. Как и их северные олени, которые находятся в полу-вольных условиях выпаса. 

Поэтому администрация российской части заповедника яростно доказывает, что нельзя списать произошедшее на естественную миграцию диких животных. Наталья Поликарпова утверждает, что руководство российской части заповедника неоднократно указывало норвежской стороне на необходимость построить забор и отогнать животных от российской границы.

Норвежская сторона называет сумму компенсации огромной. Исполняющая обязанности директора по оленеводству Торхильд Гьельме говорит, что ранее они не сталкивались с такими цифрами.

Норвежская пресса дополняет не реальность суммы, запрашиваемой российской стороной, сравнением: запрашиваемая российской стороной сумма сопоставима с выплатами нефтяных компаний за многотонные утечки топлива, которые привели к масштабному уничтожению экосистем.

Вот такой жесткий конфликт.

Окончившийся пока казнью сорока северных оленей норвежцами.

Финансовые же претензии, как я понимаю, пока вообще до конца не урегулированы. Судебная тяжба будет продолжена вне зависимости от смерти оленей, ставших причиной иска. 

Особенностью ситуации ещё является то, что заповедник «Пасвик» входит в трансграничный парк «Пасвик-Инари» на территории России, Норвегии и Финляндии. 

И изначально создавался для международного сотрудничества в деле защиты природы.

Сейчас же всё свелось к жестким конфликтам, требованиям космических сумм компенсаций за съеденный северными оленями ягель и казнью этих самых оленей-браконьеров в конце. 

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТЫ

Без вашей поддержки защищать природу практически невозможно. Вся деятельность ведется собственными силами! Мы должны оставаться независимыми от власти и бизнеса.

 
Встаньте рядом! Поддержите борьбу за дикую природу донатом.

ХОЧУ ПОДДЕРЖАТЬ!

ЛИЧНЫЙ КРУГ

Станьте частью закрытого круга соратников на Boosty. Так вы помогаете нам бороться за дикую природу!

УЗНАТЬ ПОДРОБНЕЕ

Павел Пашков

Срочные изменения в защите дикой природы, мы готовим к запуску научную платформу. Узнайте подробнее здесь…