Мы остались последние? Защитников природы больше нет!

Ещё с 25 марта 2022 года вместо странички Лесного форума «Greenpeace» в интернете висит страница-«заглушка»:

«Уважаемые коллеги, пользователи и гости Лесного форума!

Из-за невозможности свободного и честного обсуждения ситуации в российском лесном комплексе, а также ее причин и перспектив развития, мы вынуждены временно приостановить работу форума. В условиях, когда критика государственных органов или называние причин кризиса может привести к наказанию как за убийство (лишению свободы на срок до 15 лет и штрафу до 5 миллионов рублей), мы не можем сохранять Лесной форум в прежнем формате. Когда невозможно писать правду — честнее не писать ничего.

Приносим извинения за причиненные неудобства. Нам самим очень жалко результатов своего восемнадцатилетнего труда по созданию и развитию Лесного форума. Но, к сожалению, иного выхода сейчас нет. Мы надеемся, что когда-нибудь условия для сбережения российских лесов и развития в нашей стране правильного лесного хозяйства вернутся. Пока будем работать над теми материалами и конкретными примерами, которые неизбежно понадобятся в светлом лесном будущем.

От имени лесного отдела российского Гринпис — Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела и редактор новостей Лесного форума».

«Новость» не новая. Привел я её как образец того, что сейчас происходит с общественной деятельностью. 

Наш проект Русская тайга так же сталкивается с такими сложностями, каких не испытывал никогда ранее.

К противодействию властей (в первую очередь региональных) мы привыкли с первых дней нашей деятельности.

К невозможности достучаться до властей (в первую очередь федеральных) мы привыкли с первых дней нашей деятельности.

И в зной и в мороз, и в дождь и по бездорожью пересекая пространства Русской Тайги, мы привыкли к физическим трудностям. Усталость или промокшая одежда стали, скорее, элементом приключения, чем препятствием. 

И вот сейчас мы столкнулись сразу с целым «букетом» препятствий иного рода.

Не все соратники представляют себе жизнь в бесконечной экспедиции. И уж «внутренняя кухня» Проекта вообще мало кому знакома. 

Поэтому сейчас я хочу немного рассказать, в какой ситуации находится Проект Русская Тайга прямо сейчас. 

Начиная с самых первых наших экспедиций, региональные власти нам никогда не были рады. Мы поднимали скрытые проблемы. «Засвечивали» для общества то, что власти предпочли бы оставить в тени. 

Преследования региональных экологических активистов, наверное, ни для кого не новость. Если вы с такой проблемой не знакомы, можете посмотреть материалы СМИ за прошлые годы. «За прошлые годы» потому, что сейчас, фактически, местных экологических организации не осталось. Или, как минимум, почти совсем не осталось. Гражданская активность не безопасна. И не только в нашем именно государстве – ничего необычного в преследовании гражданских активистов любой тематики нет во всём мире. 

Нас защищало то, что мы сами не живём в том регионе, где проходит экспедиция. Достать нас намного сложнее, чем местных жителей. Такие, знаете, условные «московские журналисты», которых на региональном уровне лучше не трогать – «слишком много вони будет». В общем-то, наша деятельность по освещению проблем и была на 80% журналистской работой. 

«Нежная связь» бизнеса с государством называется «коррупция». В основном коррупционные связи региональные. И достаточно часто в таком «прорастании бизнеса в государство» федеральные власти не заинтересованы: слишком много денег теряет федеральный центр на банальном разворовывании на местах. Играя на этом противоречии интересов региональных коррупционеров и центра, нам удавалось достичь много. Тут уже, если хотите, мы участвовали в детективной деятельности. И передавали затем материалы общественного расследования правоохранительным органам. В соцсетях об этой стороне нашей деятельности публикаций мы не делали изначально: незачем информировать «фигурантов» о том, кто именно стал первоначальной причиной уже следственных действий государственных правоохранительных органов в отношении них. 

Чуть-чуть открываю то, чего не знало большинство аудитории в социальных сетях. Но, да, и такие расследования были. 

Я публикую свои видео и фотографии. Павла Пашкова можно увидеть. Можно не только прочитать, но и послушать то, что я говорю.

А вот фото съёмочной группы Проекта больше нет: мы удалили старые фотографии и не выкладываем новых. По соображениям безопасности. Об этом я уже упоминал в своих материалах. 

Не сразу, а за последние несколько лет, ситуация стремительно осложняется. Началось, наверное, с «вирусных» ограничений на передвижение. «Закрывали» регионы. Сейчас, допустим, «закрыты» приграничные Карелия или Ленинградская область, но несколько по другим причинам. Группе со съемочным оборудованием и квадрокоптером передвигаться сложно вплоть до полной невозможности: слишком большой интерес у «проверяющих и контролирующих» разных мастей. 

А во многих регионах использование беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) сейчас вообще запрещено. И даже там, где не запрещено, любой дрон способен вызвать подозрение «компетентных и карающих» в том, что он «потенциально разведывательный» или «боевой». 

Сами понимаете, что результативность мониторинга лесных пожаров без дрона, мягко говоря, резко снижается.

Постоянные проверки на дорогах, минимум, серьёзно задерживают. 

А хуже всего то, что у региональных коррумпированных властей, которым ни к чему «засветка» проблем в регионе, появились ДЕЙСТВЕННЫЕ ПРЕДЛОГИ для задержания не угодных им людей. 

Как написали ребята на страничке-«заглушке» Лесного форума «Greenpeace»: И как работать «…в условиях, когда критика государственных органов или называние причин кризиса может привести к наказанию как за убийство (лишению свободы на срок до 15 лет…»)? 

Ну, что добавить? 

Разве что то, что и за «убийство грибов» теперь тоже возможно наказание как просто за убийство! 

Я сейчас одно могу сказать точно: Проект Русская Тайга всё ещё существует, и мы можем что-то до сих пор делать потому, что мы были и остались «партизанами» Русской Тайги! 

Нам неоднократно предлагали зарегистрироваться как организация. Предлагали возможность финансирования в этом случае. Предлагали покровительство политиков. 

От всего этого мы отказались. И я сейчас понимаю, что совершенно правильно сделали!

Опираясь только на соратников, только на людей, которым не безразлично будущее нашей страны и нашей Русской Тайги, мы сохранили не только независимость – мы сохранили возможность действовать в принципе. 

Сейчас мы с вами представляем из себя распределённую сеть Русской Тайги безо всякой иерархии и «начальников». Свободный бренд «Русской Тайги» и свободное использование символики, нас объединяющей.

Мы – это идея Русской Тайги, витающая в сети интернет и передающаяся от человека человеку. 

И мы сохранили способность проводить успешные выставки рисунков, посвященных Русской Тайге.

Сохранили возможность помогать птицам, поддерживать биоразнообразие и делиться практическими наработками в этом с другими людьми.

Сохранили и даже продолжаем УСПЕШНО продвигать общественный запрос на сохранение Древних лесов.

И, да, нам сейчас как никогда важно не просто сохранить свой флаг, но и продолжать нашу борьбу за сохранение Русской Тайги, наших с вами Древних лесов! 

Мы последние, кто ещё может открыто говорить, продвигать РЕАЛЬНЫЙ запрос общества на сохранение природной среды обитания и даже что-то практическое делать! 

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТЫ

Без вашей поддержки защищать природу практически невозможно. Вся деятельность ведется собственными силами! Мы должны оставаться независимыми от власти и бизнеса.
 
Встаньте рядом! Поддержите борьбу за дикую природу донатом.

ХОЧУ ПОДДЕРЖАТЬ!

ПЛАТФОРМА «ЭКОСЕВЕРО»

Мы запустили большой проект в защиту дикой природы. Регистрируйте личный кабинет, подписывайте петиции, создавайте общественные инициативы и помогайте нам менять мир к лучшему.

ХОЧУ ИЗУЧИТЬ! 

Павел Пашков

Поддержите нашу работу подпиской на Boosty и станьте частью закрытого круга соратников. Узнайте подробнее здесь…