Из-за чего горит Русская Тайга?

В средствах массовой информации фраза, типа, «природные пожары прошли на сегодняшний день более трех миллионов гектар в Сибири» – вполне обычная и обыденная. 

А вот насколько эти «природные пожары» естественного, природного то есть, происхождения – вот это вызывает большие вопросы! 

Ещё два-три-четыре года назад обязательно упоминали так называемые «сухие грозы». Вот фигачит молниями с неба, а дождя нет: ну, что ты будешь делать! И горит, и горит в результате Русская Тайга миллионами гектар. 

Сейчас эту «отмазку» про сухие грозы упоминать стали меньше. Да, такое природное явление есть. Только редкое оно, до крайности редкое! И списывать все пожары на это явление постепенно стало совсем уж враньём очевидным. Сейчас риторика СМИ (с подачи «ответственных и компетентных», соответственно) сменилась. Всё чаще упоминать стали «безответственность людей». В разных регионах вводят всё более и более жестокую ответственность за пожары. Карать, карать и еще раз карать! Поджигателей, в смысле. 

Тоже, да – есть такое явление, как поджоги. Как умышленные, так и по неосторожности. Природоохранные организации давно такую статистику предоставляли, что первоначальная локализация лесных пожаров связана с руслами рек и дорогами по всей стране. Окурок, выброшенный из окна автомобиля, может стать причиной пожара. Как и шашлыки, которые чаще всего жарят не слишком далеко отъезжая от дорог в лес. А вдоль рек обычно идут лесные дороги и тропы, по которым в лес заходят грибники, охотники или туристы. Что делать, если, предположительно, во всех пожарах теперь виноваты «тупые людишки», а не «сухие грозы»? Понятно, что, с точки зрения любого чиновника, только одно: карать и не пускать. Вот и драконовские кары вводят для поджигателей. И «особые режимы посещения лесов». Это запреты людям в лес ходить, если говорить по существу. 

В СМИ появляются систематически и материалы об осужденных за поджоги. Иногда, правда, это откровенно отдает какими-то «деревенскими дурачками», на которые пожары просто списали. Но, всё возможно: лес поджечь – ума много не надо! Скорее, наоборот! 

А теперь давайте обратимся к природным экосистемам. К живой, дышащей, настоящей Русской Тайге, к НЕТРОНУТОЙ человеком девственной чаще. И первое, что мы поймем, это то, что таких диких уголков почти нет. Немного на Русском Севере и немного в Сибири. Горят ли такие леса? Да, горят. Только характер пожаров в них ПРИНЦИПИАЛЬНО отличается. 

Первое.

Пожаров в естественных экосистемах в сотни раз меньше. Те разрастающиеся год от года пожары, которые мы видим по всему миру, происходят на нарушенных человеком территориях и распространяются от людей. От дорог. От вырубок. От населенных пунктов. 

Тайга природная не однородна. Богаче биологическое разнообразие. Больше кустарников, трав. Слышали такое выражение – непролазная чаща? Вот это и есть девственная тайга! Ну, загорелось сухое дерево. Допустим, «сухая гроза» с молниями. Ну, погасло. Дальше и гореть нечему – сырые участки вокруг. Единственный случай обширных пожаров – участок леса, пораженный вредителями и высохший. Так и это не во вред, а на пользу только! Остановит дальнейшее распространение вредителя. Очистит место. А по «горельнику» и тайга новая нарастет. 

Второе.

Отставим в сторону глобальные изменения климата. И посмотрим на изменения локальные, в рамках отдельных местностей. Мы увидим, что лето стало чуть-чуть жарче. Холодное время года со снегами чуть-чуть уменьшилось. 

Водный режим рек изменился. Мощные и частые наводнения весной. И малый уровень вод к осени, обмеление. Причины понятные, давно известные. Вырубки по берегам рек, и в без того узких водоохранных зонах. Большие площади вырубок вообще, когда пересыхают огромные территории некогда девственной Русской Тайги. 

Понятно, что все эти факторы складываются один к одному и приводят к уменьшению влажности в лесах, к уменьшению влажности почв. А, что Русский Север, что обширные пространства Сибири – это болота. И вот тут мы подходим к «зомби-пожарам». Торфяные болота пересыхают. Возвышенные участки с пересохшим торфом сохраняют очаги горения всю зиму в себе. Прошлогодний пожар спокойно зимует под снегом, а после весеннего паводка разгорается вновь. Мы получили фактически не затухающие годами пожары. Они просто «пережидают зиму» и разгораются вновь. И бороться с ними или технически сложно, или вообще невозможно. Нужны какие-то новые технологии и методы борьбы с ними, которых сейчас нет. 

Третье.

Небольшое повышение температур, увеличение теплого сезона года и уменьшение уровня вод приводит к высыханию Русской Тайги. А, значит, и намного улучшает условия для распространения пожаров. Во влажном лесу огонь просто не распространяется. Сохраняющиеся же в торфяниках болот «зомби-пожары» прошлого года делают эти пожары, фактически, «бессмертными».

Тут стоит обратить внимание еще на один фактор. Большинство наших лесов УЖЕ ДАВНО посадочные. Рассаженные ровными рядками, как на грядке, деревья одного вида. Часто – сильно загущенные посадки. Множество отмерших, заглушенных соседями стволиков. И деревца, вроде, совсем юные. А половина уже «сухостой», топливо для костра, считай. Вот и начинает уже вся Тайга Русская одним большим костром полыхать! 

Исследования последних лет показали, что вторичные посадочные леса не выполняют еще одну важную функцию – «биотического насоса». 

Теория «биотического насоса» получает за последние годы столько подтверждений, что её пора уже использовать и на практике. Суть в том, что только дикая, природная экосистема способна регулировать атмосферные процессы над собой. Деревья испаряют влагу не равномерно. И создают сами над собой облака, но в разное время по-разному. Затеняют себя от солнца и способствуют сохранению влаги от испарения – это основное такое воздействие. Но способность воздействовать на атмосферные процессы над собой приводит и к значительным изменениям над огромными территориями. Устанавливаются устойчивые потоки воздуха от океанов и морей вглубь континентов. Есть дикие леса, не тронутые человеком – перенос воздушных масс идет до горных цепей, проливаясь дождями на их склоны. А вот там, где девственный лес вырублен, такого эффекта нет. Вся влага проливается вблизи побережий. Теория биотического насоса в естественных экосистемах подтверждена сегодня во многих местах Земли. Это работает в поясе бореальных лесов Северного Полушария. Это точно так же работает в сельве Амазонки и Параны в Южной Америке. 

Рассмотрев все факторы СИСТЕМНО, мы видим, что и изменения нужны СИСТЕМНЫЕ. Это не «природные» пожары выжигают Русскую Тайгу, а самые что ни на есть «техногенные»! Вмешательство человека сменило природные экосистемы, буквально самостоятельно регулировавшие климат для себя, на некоторое подобие природных экосистем, которое этих функций не выполняет. А возить миллионы кубических КИЛОМЕТРОВ воды, как это делают облака, от побережий до гор – люди ТЕХНИЧЕСКИ не способны.

И встает один вопрос – необходимость ГЛОБАЛЬНОЙ защиты целостных ПРИРОДНЫХ экосистем.

Русская Тайга не болеет – это мы её заражаем всякой гадостью.

И она не горит – она сама себе регулирует режим влажности, создавая условия, неблагоприятные для пожаров.

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

Этот материал важен? Вы можете поддержать мою общественную деятельность, стать соучастником проектов в защиту природы. Я не размещаю рекламу и не финансируюсь кем-либо, вся деятельность ведется исключительно самостоятельно, своими силами! Все материалы, экспедиции, рейды. Мы должны оставаться полностью независимыми от власти и бизнеса. Не оставайтесь в стороне, когда это действительно важно: ПОДДЕРЖАТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Соратники: 9 из 10 птиц погибнут от морозов и нехватки пропитания в Русской Тайге. Им очень нужна наша помощь. Это срочно и крайне важно, подробнее здесь…

Экспедиция: мы начали подготовку к первой Международной экспедиции в защиту дикой природы. Станьте частью наших проектов, подробнее здесь…

Павел Пашков
Эксклюзивные материалы, авторские эфиры Павла Пашкова доступны на личном Telegram-канале: @pavel_v_doroge