Павел Пашков: что нужно сделать для запрета охоты в России?

Мы сейчас активно выступаем против спортивной охоты. Когда животных истребляют тупо ради развлечения, устраивая гонки на квадроциклах и снегоходах по тайге, убивая беременных лосих, давя заживо волков снегоходами, расстреливая стада оленей или когда охотники смеясь, бухие в стельку, расстреливают медвежат с медведицей в берлогах. Мы выступаем против тех вещей, которые в нашем, казалось бы цивилизованном обществе, считаются полностью НОРМАЛЬНЫМИ. 

Я понимаю, что сразу добиться полного запрета охоты практически нереально. В связи с чем, такая работа должна проводиться всем обществом, консолидировано и поэтапно. То есть сначала добиваемся самого важного и необходимого, а уже после, шаг за шагом, движемся к полному запрету спортивной охоты. 

  • Запрет спортивной и трофейной охоты должен начаться с полного запрета охоты для чиновников.

Депутаты в силу своего статуса не должны иметь права убивать животных, развлекаться в тайге отстреливая зверя! Это нормальная практика, когда чиновников ограничивают в чем-то конкретном. Допустим в России депутаты не имеют права руководить коммерческими организациями и заниматься предпринимательской деятельностью. И убивать животных они тоже не должны иметь права. 

Если чиновникам запретить заниматься охотой, у нас станет меньше анти-природных законопроектов. Сейчас подавляющее большинство всех законов об охоте принимаются исключительно в интересах «охотничьего лобби» во власти. Закон разрешающий отстрел краснокнижных животных, закон об охоте вблизи населенных пунктов, закон о вольерной охоте и другие. 

  • Кроме запрета охоты для чиновников я вижу острую необходимость вводить мораторий на охоту в тех регионах, где наблюдается острая экологическая деградация, масштабные вырубки или катастрофические лесные пожары.

Необходимость введения моратория мы уже лоббировали после лесных пожаров этого года, когда в России сгорело свыше 18 миллионов гектар Русской Тайги. Мы просили ввести мораторий на охоту, запретить убивать животных, до проведения масштабных работ по оценке экологического состояния тайги. Сколько лесов сгорело конкретно? Какие это были леса, коренные или однотипные?  Куда ушли животные после пожаров, в каких условиях им предстоит выживать в морозную зиму? Сколько животных потеряли свое молодое потомство в огне? Какие потери вообще понесла Русская Тайга, учитывая, что при таких же объемах лесных пожаров в прошлом году в Австралии учеными было зафиксировано свыше 3 миллиардов диких животных, которые погибли или были вынуждены покинуть место своего обитания. Это реальная катастрофа.

Я дал интервью на ТВ, в сюжете показали мои комментарии по этой проблеме, и следом комментарии Якутского «высокопоставленного» управленца, который заявил, что ни одно дикое животное не пострадало. В Австралии – 3 миллиарда животных пострадали, у нас ноль. При этом никто не пытался учитывать молодое потомство животных, то есть птенцы, зверята, которые в принципе не имели возможность спастись. Если в этом году сгорело много детей, значит в следующем будет сокращение популяций диких животных. Многих зимой убьют охотники, а летом снова лесные пожары и скорее всего, так уж повелось в России, масштабы пожаров будут больше, чем были годом ранее. И что делать животным? Опять терять потомство, и опять сокращение популяции на следующий год. 

В Якутии мораторий никто и не собирался вводить! Сразу после лесных пожаров была открыта охота на животных в республике и десятки тысяч охотников рванули в тайгу, чтобы выслеживать и убивать зверя.  

Это никуда не годится. Нужно на Федеральном уровне вводить мораторий на охоту в таких случаях, моментально, без промедлений. И не давать принимать решения региональным властям, которые лоббируют и будут лоббировать собственные интересы. То есть в этом вопросе нужна однозначная федерализация. 

  • Параллельно следует запретить охоту на редких животных, численность которых постоянно сокращается или уже сокращена.

Нужны точные научные данные по оценке численности животных в лесах России и работы по восстановлению популяций. В том числе я вижу необходимость запрета охоты на хищников, которых за последние годы активно «выбивают» из экологических систем. 

Это те шаги, которые необходимы для изменений в обществе, первые глобальные шаги к решению проблемы тотального истребления диких животных. 

Сейчас мы активно объединяем людей против спортивной охоты. Это огромная работа! Очень тяжело привлечь общество к проблемам Русской Тайги, и все-таки мы уже собрали свыше 340 тысяч голосов неравнодушных граждан. 

Подпишите петицию за полный запрет спортивной охоты в России. 

А мы будем продолжать защищать Русскую Тайгу. Уже сейчас, с ноября по март, весь холодный сезон мы проводим экспедиции и рейды по лесам, где в этом году наблюдались сильные лесные пожары и вырубки. Мы везем подкормку диким животным, которые нуждаются в нашей поддержке. Подкармливаем своими силами! Параллельно запущен проект «Помощь птицам», тысячи людей прямо сейчас скачивают методическое пособие по подкормке зимующих птиц и своими силами помогают природе. 

Это распределенная полностью независимая сеть общественной поддержки Русской Тайги. Таким образом мы действуем как и деревья в тайге, мы все вместе, но каждое дерево – является собственной экосистемой. Давайте продолжать нашу борьбу! 

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

Этот материал важен? Вы можете поддержать мою общественную деятельность, стать соучастником проектов в защиту природы. Я не размещаю рекламу и не финансируюсь кем-либо, вся деятельность ведется исключительно самостоятельно, своими силами! Все материалы, экспедиции, рейды. Мы должны оставаться полностью независимыми от власти и бизнеса. Не оставайтесь в стороне, когда это действительно важно: ПОДДЕРЖАТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Павел Пашков
Из-за моей деятельности возможны блокировки страниц в социальных сетях. Резервная связь в Telegram: @pavel_v_doroge