В Словакии полностью запретили охоту на волков

Говорят, что бороться за запрет охоты бесполезно. Когда я выступил против истребления волков и медведей в нашей стране, против меня поднялись охотники и те, кто придерживается политики тотального истребления хищников. И сейчас тех, кто выступает за прямое вмешательство человека в экосистемы, за тотальное истребление животных, к сожалению все еще больше, чем тех, кто выступает против. Нам удалось собрать почти 340 тысяч голосов ПРОТИВ, тогда как охотников в России 4,5 миллионов. И в числе охотников, соответственно, множество влиятельных, богатых и высокостатусных лиц. Мы в меньшинстве, но в шаге от победы. 

Я начну свой материал с того, что мне тут пытались «тыкать», мол «поживи рядом с волками сам пойдешь потом их убивать» или что-то вроде «ну-ну, а жил бы в тайге обосрался бы от вида волков». 

Так вот, я хочу чтобы и мои читатели, и даже противники запрета охоты понимали, что я родился и вырос в горах Алтая. Возле самой заповедной земли, в окружении гор и хвойной тайги. Каждую зиму волки спускались с гор и бродили по деревне, чтобы добыть себе пропитание. У волков охотники убивали часть стаи, единицы оставались живыми. Более того, у них как правило всегда убивают вожаков! Без вожака стая не способна загонять добычу, это стайные животные. В результате волки начинают голодать, перебиваются больными или ранеными животным, начинают есть павших животных. И в конце концов они ВЫНУЖДЕНЫ выходить к людям и резать домашний скот. Либо голодная смерть, либо риск. Об этом знают охотоведы, об этом говорят специалисты и ученые. 

С малых лет, десятилетним мальчишкой, с друзьями, мы часто катались в горах на лошадях. Часто ходили в пещеры, лазили по горам, собирали в лесу ягоды и грибы. Мы видели волков множество раз и каждый раз они обходили нас стороной. Однажды мне приходилось собирать малину в кустах, когда с другой стороны кустов в это время малину собирал молодой медведь! Увидев его я ринулся бежать в одну сторону, а медведь бросился в другую. Никто меня не сожрал. Так – прошло мое детство, и я знаю почему волки выходят к людям. Я видел толпы охотников, которые в центре деревни устраивали фотосессии с убитыми волками. На снегу оставалась волчья кровь и шерсть. Это было ужасно. Можем ли мы винить волков за то, что они нападают на домашний скот? Когда мы уничтожаем их среду обитания, истребляем их семьи, убиваем животных в Русской Тайге, нарушая биоценоз. 

Я до сих пор живу вдали от городов. Я живу в деревне, постоянно в экспедициях, постоянно в тайге. Мои соратники, читатели, которые следят за моей деятельностью годами, знают наизусть мою тягу к Русской Тайге. Знают, что я живу тайгой, пропадаю там неделями, ночую у костра и только так я действительно счастлив. Поэтому, говоря о необходимости защиты волков и других диких животных, за меня прежде всего говорит мой огромный опыт.

Волки нападают на домашний скот – потому, что вынуждены это делать по вине человека. Но даже для контроля домашний животных есть технологии, есть возможности. Можно отслеживать передвижение хищников, знать, когда они появятся возле стада и с какой именно стороны. Спутниковое дистанционное зондирование, машинное обучение (обработка нейронных сетей), географические информационные системы (GIS) и системы глобального позиционирования (GPS), технологии есть давно. Сейчас власти активно «цифровизируют» общество, везде биометрия, камеры определения лиц, QR-коды. А можно было бы возродить лесное дело, вернуть специалистов, ученых и профессиональных егерей в Русскую Тайгу. Допустим в регионе есть 700 волков, это нужно всего-лишь 700 датчиков. Дальше искусственный интеллект (машинное обучение) в режиме реального времени отслеживает местоположение хищников и если животные подходят близко к населенным пунктам, передается сигнал в местную службу. Выезжают специалисты и уводят животное вглубь тайги, обеспечивают безопасность как животных, так и людей. 

Давно есть технологии. Давно есть реальные возможности! Не тупой отстрел несчастных животных, а реальные технологические возможности создать цифровую грань между людьми и дикими животными. Но у нас, к сожалению, идет тупое окончательное истребление диких животных. И оправдания этому нет. 

Теперь к самому важному! К тем, кто не верит, что возможен полный запрет охоты на волков. Вот вам живой настоящий пример, когда на законодательном уровне в одной из стран мира, правительством был введен запрет на истребление волков. Речь идет о Словакии. Это страна в центральной Европе с населением порядка 5,5 миллионов человек. Там после выступления граждан, с 1 июня 2021 года был введен ПОЛНЫЙ ЗАПРЕТ ОХОТЫ НА ВОЛКОВ. 

До этого события власти ежегодно выдавали квоты на отстрел хищников. И как и у нас в России, ежегодно квоты росли, животных разрешалось убивать все больше и больше. ЛЮДИ БОРОЛИСЬ И ТРЕБОВАЛИ ЗАПРЕТА СПОРТИВНОЙ ОХОТЫ. Под общественным давлением, найдя поддержку среди людей во власти, правительство было вынуждено реагировать и уже с этого года волки находятся под защитой. 

Чтобы добиться запрета охоты люди собирали подписи в петиции, проводили акции против охоты, была проведена масштабная кампания в которой приняли участие свыше 30 некоммерческих организаций Словакии. Страна маленькая и поэтому людям удалось добиться изменений, потому, что подавляющее большинство людей единогласно выступали против тотального истребления животных. 

Кроме того, запретили НЕ ТОЛЬКО УБИВАТЬ волков, но и ловить их, содержать в неволе, перевозить и продавать. Отстрел волков теперь УГОЛОВНАЯ СТАТЬЯ с жестким наказанием. Всего в Словакии проживает порядка 700 волков, это больше, чем во многих регионах нашей страны. Кроме того, у нас во многих регионах и вовсе за последние годы истребили ВСЕХ ВОЛКОВ ПОГОЛОВНО. 

Министр охраны окружающей среды Словакии Ян Будай давно отмечал, что охота на волков нарушает структуру и поведение стай. Он говорил именно о том, о чем я говорю постоянно своим читателям! И именно за эти слова меня критикуют российские охотники, которые искренне считают, что волки это тупые ничтожные твари заслуживающие только смерти. 

«Стаи, в которых охотники убили лидеров, начали отдавать предпочтение охоте на овец и подобному скоту как более доступной пище», – сказал министр охраны окружающей среды Словакии. 

Соратники! Сегодня на наши с вами запросы уже реагируют министерства, мне отвечают высокопоставленные чиновники, первые лица региональных правительств. Нам удается привлечь к ответственности многих браконьеров. Заметьте, насколько часто стали упоминаться в обществе преступления против Русской Тайги. Мы создаем общественный резонанс и меняем будущее. 

Я обещаю, что мы добьемся сначала моратория на истребление животных, а после и полного запрета любительской и спортивной охоты! У нас есть время, но нужны еще люди. Нам нужны голоса против истребления последних обитателей Русской Тайги. 

Только когда большинство людей единогласно выступят против – мы сумеем продавить запрет охоты. Именно поэтому запущена петиция за запрет спортивной охоты, мы собрали уже 340 тысяч голосов. Охотников в стране почти 4,5 миллионов! Нам нужно больше голосов. 

Подпишите петицию и поделитесь материалом во всех социальных сетях. Продолжаем бороться за животных! Волки это не «серые блохастые твари», а братья наши меньшие и мы несем за них ответ. Мы – разорили их дом. Нет и не будет оправданий истреблению волков. Как бы вас не убеждали в обратном!

© ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

Этот материал важен? Вы можете поддержать мою общественную деятельность, стать соучастником проектов в защиту природы. Я не размещаю рекламу и не финансируюсь кем-либо, вся деятельность ведется исключительно самостоятельно, своими силами! Все материалы, экспедиции, рейды. Мы должны оставаться полностью независимыми от власти и бизнеса. Не оставайтесь в стороне, когда это действительно важно: ПОДДЕРЖАТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Павел Пашков
Из-за моей деятельности возможны блокировки страниц в социальных сетях. Резервная связь в Telegram: @pavel_v_doroge