Этическое обоснование необходимости запрета охоты

Этическое обоснование необходимости запрета охоты

Еще недавно охота на диких животных была включена в жизнь общества и имела функциональное (практическое) значение. Существующее законодательство в области охоты морально устарело и не учитывает утрату охотой функционального значения.

В реальности «любительская спортивная охота» (или, как ее называют за пределами законодательных актов, «трофейная охота») в современном обществе превратилась в индустрию платных убийств диких животных просто ради убийства.

Это вызывает негативную реакцию существенной части граждан государства. Особое неприятие граждан вызывает тот факт, что это стало «индустрией статусных убийств». Когда лица с высоким социальным статусом (в том числе с высоким статусом в государстве) совершают убийства животных демонстративно публично, обнародуют фотографии с трупами убитых ими диких животных в СМИ и социальных сетях. По сути, это уже является неприемлемой для многих граждан пропагандой жестокости.

Можно сделать вывод, что убийство диких животных ради «спортивного интереса», подтверждения своего высокого статуса в обществе, ради «трофеев» жертвы стало не приемлемым этически в обществе.

В связи с изменением отношения значительной части граждан к такого рода «любительской спортивной охоте» назрела и необходимость изменения законодательства.

Немного расширим и расшифруем краткий тезис о неприемлемости спортивной (трофейной) охоты в современном обществе из Петиции за запрет спортивной охоты в РФ.

За последние 30 лет наша страна изменилась. Люди изменились. И уклад нашей жизни изменился. Выросло поколение взрослых людей, которые родились в России.

Ага, вообще в другом государстве! А часть граждан нашей страны родились еще в СССР. И большинство из них в здравом уме и твёрдой памяти. Кто не помнит сам, спросите у тех, кто старше. Про кроличьи шапки. Про кроличьи шубки для детей. Про шапки-«формовки» из крашеного сурка, которые продавали на рынках 90-х под видом «хорька», «норки» или «ханорика». Про крытые меховые полушубки.

Где сейчас весь этот «шкурный» ассортимент?!

90% съела моль или просто выбросили! Общество, одежда – все изменилось. В меха по-прежнему одеваются, чтобы подчеркнуть свой «высокий» социальный статус. Ну, или просто замшелость и устаревший вкус. Потому что после мировых скандалов с обливанием «зеленкой» мехов знати на светских приемах постепенно носить меха стало не совсем прилично. Кто-то продолжает носить меха. Отстаивая «традиции древних знатных родов» и ругая «сумасшедших экологических активисток». Но и им, и их охране по сторонам оглядываться приходится о-очень серьезно – как бы банка с зеленкой не прилетела! Пришел на званый ужин в соболях – а уйдешь в зеленом мехе кикиморой болотной.

Нет смысла рассуждать, хорошо или плохо обливать краской людей за то, что они одеваются в меха. Это не важно. Такого рода эскапады зоозащитниц сами по себе значения не имеют. Они стали только символом, манифестацией изменившегося общества.

Никто же в здравом уме не станет предлагать возвращение рабства? Или нет, кто-то предлагает?! Типа, классно то как: выпорол раба после чашечки утреннего кофию, заковал его в колодки – пусть помучается?!

Или где там, в Дахау? В Освенциме? Или в Треблинке делали коллекции татуировок из кожи узников? Лампы еще, кажется, абажурами из человеческой кожи украшали.

Или вот еще, вообще глобальный вопрос: А есть ли у женщин душа, и могут ли женщины обладать избирательными правами? А что – такие вопросы обсуждались всерьез в научном сообществе, полностью реально!

Общество меняется. И то, что когда-то было нормой не обязательно будет нормой сейчас! И если кто-то считает, что это существенное преувеличение – ставить в один ряд рабство, жестокости по отношению к узникам концлагерей и «старую добрую спортивную охоту с добычей законных спортивных трофеев», то он заблуждается. И в мире, и в нашей стране большое количество людей считают такие действия бессмысленным убийством ради убийства. Не знаю, какой процент, но таких людей очень много!

Я с уважением отношусь к старым охотникам. К тем, кто реально выслеживал дичь. Сидел ночами у солонца в ожидании изюбря. Неделями «таежничал». Вы, после того, как написали мне: «Да как вообще можно охоту запретить, какой же ты защитник тайги, если предлагаешь такое?!» – остыньте и подумайте. По совести: а где охотники то?! Про Дерсу Узала я у Арсеньева только читал. Много таких Дерсу и Арсеньевых сейчас? «Записки ружейного охотника Оренбуржской губернии» – так они тоже в прошлом.

С вертолета диких животных отстреливать – это «спортивная дисциплина»?

А в загоне отстреливать животное, которое вырастили, чтобы ты потом его убил – это «спортивная охота»?

А в заповеднике последних исчезающих животных как, очень «спортивно» отстреливать? И, если поймают на этом, то ничего – кто-нибудь из егерей на себя вину возьмет. За небольшую доплату, вероятно. А ты так, мимо проходил. Посмотреть прилетал, как егеря браконьерят.

Вот такую «спортивную охоту» я вижу сейчас. И такая «спортивная охота» лоббируется, очень серьезно лоббируется (!), в органах власти. Та любительская охота, которая существовала в прошлом, в недавнем даже прошлом, вытесняется. Кому, как не рядовым охотникам, это понимать: охотника-любителя коммерческая охота вытесняет. И вытеснит, скоро вытеснит! Ужесточается контроль за охотничьим оружием. Регламентируется сама любительская охота так, судя по всему, чтобы само пребывание рядового охотника в общедоступных охотугодьях было в принципе не законным. Хочешь охотиться – иди к коммерсанту-арендатору. Как-то не так все устроено?

Эти вещи, на мой взгляд, прекрасно видят и лоббисты коммерческой охоты. Понимают рост негативного отношения к «спортивному» отстрелу диких животных в обществе. Понимают, что коммерциализация охоты еще больше подхлестывает такое негативное отношение. И ищут решение. Что делать, если убийство диких животных вызывает негативную реакцию в обществе и воспринимается гражданами страны как не этичное? Во-первых: начать массовое шельмование «сумасшедших экологов и зоозащитников», усиленно привлекая к этому и егерей, и охотников-любителей, и кого только можно. Во-вторых: срочно провести ребрендинг и переименовать «трофейную спортивную охоту» в «природосберегающую» или «природохранную». Сомневаюсь, что изменением названия удастся проблему решить!

И старые охотники-любители, думаю, обманываться долго не будут. И противники охоты не станут ее сторонниками только потому, что охоту их «спортивно-трофейной» «перезовут» в «природоохранно-природосберегающую». Суть не в этом!

Суть в том, что общество изменилось. И спортивное убийство диких животных просто стало не этичным, неприличным действием.

ПАВЕЛ ПАШКОВ

 

Павел Пашков

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять